Александр Кожевников: Импортозамещение в российском хоккее уже произошло

Александр Кожевников: Импортозамещение в российском хоккее уже произошлоЖурнал «Главная Ставка» продолжает цикл интервью в честь 70-летия отечественного хоккея. Герой этого номера — один из самых прославленных советских хоккеистов, двукратный олимпийский чемпион, победитель чемпионата мира Александр Кожевников. И после окончания карьеры игрока Александр Викторович продолжает жить хоккеем. Он регулярно выходит на лёд в составе сборной России в Лиге легенд, а также состоит в правлении Ночной Хоккейной Лиги.

В эксклюзивном интервью «Главной Ставке» Александр Кожевников рассказал о двух победах на Олимпиаде, о том, почему отказался уезжать в НХЛ, а также выступил ярым защитником российских тренеров.

Александр Викторович, Ваша спортивная карьера продолжалась 22 года. Какой клуб, если можно так выразиться, для Вас роднее – «Спартак» или «Крылья Советов»?

Роднее всех — пензенский «Дизелист». Именно оттуда нас с Сашей Герасимовым в своё время пригласили в московский «Спартак». Однако с первой попытки закрепиться в столице не удалось. Нам она показалась неприветливой, мы оба вернулись домой. Но спартаковский тренер Анатолий Николаевич Ватутин, который до этого работал с нами в Пензе, сказал мне, чтобы я не валял дурака и готовил себя к серьёзному хоккею. Впоследствии я ни разу не пожалел о том, что решился снова испытать судьбу. В «Спартаке» меня заметил Борис Павлович Кулагин, которого я считаю вторым отцом. В октябре 1977 года он выпустил меня на лёд в первом матче против ЦСКА, а через месяц после дебюта в высшей лиге я забросил свою первую шайбу в Москве — в ворота «Динамо».

Какой из этапов карьеры считаете самым ярким и продуктивным?

Наверное, для любого спортсмена Олимпийские игры – самое главное в жизни. Поэтому те две Олимпиады, в которых я участвовал в составе сборной СССР, считаю самыми важными и запоминающимися турнирами в своей карьере. Особенно Игры-1984 в югославском Сараево. Они были не только первыми для меня, но и очень трудными с точки зрения психологии. Нам нужно было непременно победить и вернуть олимпийское «золото» в страну. В итоге мы смогли переломить сопротивление соперников и стали чемпионами. А мне в финальном матче удалось забросить шайбу.

В отличие от многих своих товарищей по сборной СССР Вы не особо рвались выступать в клубах НХЛ или Европы. В этом заключалась принципиальная позиция или не было заманчивых приглашений?

Надо сказать, что на обе свои Олимпиады я ездил из больницы. Такие серьёзные соревнования – Олимпийские игры, а я практически к ним не готовился, потому что вместо сборов лежал на больничных койках. Травмы преследовали меня на протяжении всей спортивной карьеры. Я перенёс семь хирургических операций на правом колене. Связки и мениски были шиты-перешиты. Поэтому, зная, что на драфт меня поставила знаменитая команда «Калгари Флеймз», я совсем не стремился влиться в её состав, когда в конце 1980-х отъезд за океан стал возможен. Поскольку понимал, чем может закончиться удар в ногу. Чётко осознавал: если что-то ещё случится — ты просто больше не сможешь ходить, Александр Викторович.

Как возник «шведский вариант»?

К тому времени я перешёл из «Спартака» в «Крылья Советов». Именно в «Крылышки» за мной приехал Ладош Хедберг. Он уговорил главного тренера Игоря Дмитриева, чтобы меня отпустили в Швецию. Вариант со страной, где более-менее нежёсткий хоккей, оказался приемлемым.

Приехал в Швецию. Хвалят, всё нормально, забиваю, отдаю пасы. С партнёрами наладил взаимопонимание. В гости друг к другу ходили, хотя там это не особо принято. И с игроками шведской сборной тоже выстроились нормальные отношения. Ребята-то неплохие. Но в клубе то дают играть, то не дают. Держат на лавке, не объясняя причин. Потом предлагают: или ты в Англию едешь, или в Канаду. Я понял, для чего это сделано. Клуб хотел заработать на моей продаже, потому что канадцы в своё время не смогли меня уговорить о прямом переходе из Союза. Ждали в Калгари. Однако, как я уже говорил, понимал, чем это может закончиться. Поэтому сказал агенту, что поеду в Англию.

Чем запомнился британский этап карьеры?

Я оказался в команде небольшого городка Дарем под Ньюкаслом, в котором большая шотландская диаспора и, наверное, самый древний в мире университет. Шотландцы – замечательный народ. К русским относятся с уважением. Что касается британского хоккея, в него играют чистые любители в своей массе. Профессионалов там немного. Когда приехал туда, в британском чемпионате играл младший брат Уэйна Гретцки. И очень много студентов-канадцев в то время завоёвывали местный рынок.

В моей команде были неплохие парни, по игровому мышлению очень похожие на нас. Было приятно с ними играть. Они достаточно хорошо обучены, техничны. Понимали хоккей, схватывали всё буквально на лету. Но у них не было особого стремления к победе, желания выиграть через преодоление, во что бы то ни стало. Они просто любят заниматься спортом, им нравится играть. Кроме того, в то время практически 80 процентов игроков в клубе имели свой бизнес. А хоккей был для них вроде хобби, которым они занимались в свободное от основной работы время.

Когда я приехал в Дарем, меня сразу окружили заботой и вниманием. Мне всё нравилось в этом городке: атмосфера, обстановка, отношение людей. Я чувствовал себя практически как дома, надо было только язык подучить. Наверное, мог остаться. Потом ещё был швейцарский «Рапперсвиль», из которого я вернулся в Москву. Затем пару сезонов выступал за «Крылья Советов», передавал опыт Лёше Морозову и Саше Королюку, с которыми выходил на лёд в одном звене. А после перешёл на тренерскую работу.

В «Крыльях Советов»?

Нет, в «Спартаке». Мой тренерский дебют совпал с дефолтом 1998 года. Обвал рубля, денег катастрофически не хватает. Предложение поработать в США во время каникул оказалось весьма кстати. Уехал в Лос-Анджелес, где со временем открыл свою школу. Деньги на неё дали выходцы из нашей страны, которые осели за океаном. В основном это были представители армянской диаспоры. Я занимался с их детьми, учил уверенно стоять на коньках, чтобы потом они могли поступить в университеты на льготных условиях — по спортивной квоте. Готовить чемпионов от меня никто не требовал. Вот так я и задержался в Америке на целых шесть лет. Вернулся в Россию в середине «нулевых».

Среди болельщиков Вы известны как ярый защитник отечественного хоккея. Часто критикуете политику клубов КХЛ, приглашающих иностранных тренеров. Считаете, что они не создают конкуренции российским специалистам?

Это давно доказано всем, что иностранцы тормозят развитие российских специалистов. Я об этом говорил с самого начала создания Континентальной хоккейной лиги. У нас много одарённых молодых тренеров, которым просто надо давать шанс для развития. Но владельцы клубов не хотели ждать, им результат нужен был здесь и сейчас. И наших отодвигали в сторону. А сейчас посмотрите, сколько у нас талантов! И Воробьёв, и Разин, и Юшкевич. А про Квартальнова я вообще не говорю, он уже давно работает на высоком уровне, Дима – один из самых талантливых в среднем тренерском поколении.

Можно сказать, что кризис помог импортозамещению?

Нет, это чуть раньше пошло, раньше кризиса. Мы начали оставлять своих. Наконец-то руководители клубов стали понимать, что наши ничем не хуже заграничных ребят. Даже лучше! Превосходят.

Средний тренерский уровень у нас выше. Мы живём хоккеем, как и канадцы. И если мы считаем себя передовой страной, пока на словах, то надо свой уровень поддерживать. То, что я сейчас вижу – изменения при нынешнем руководстве КХЛ, при Геннадии Тимченко, при Романе Ротенберге, внушает оптимизм. Кто бы что ни говорил, движения-то правильные все. То же создание фарм-клубов, благодаря которым, надеюсь, мы не будем терять молодых игроков от 18 до 23 лет. Та же премьер-лига должна помогать. Потому что в клубах ВХЛ, насколько я осведомлён, большая проблема со взятками. Приходят молодые ребята на просмотр, а им говорят: плати нам 30 тысяч, тогда попадёшь в состав. А откуда эти деньги взять игроку в 19-20 лет, если он не звезда, и у него нет богатых родителей? И это, к сожалению, старая проблема. Её как-то надо решать.

Что ещё Вас огорчает?

Унизительно маленькие зарплаты детских тренеров. Вы закончили карьеру игрока, пришли работать тренером в обычную спортшколу, которая не при клубе. Стартовая зарплата у вас 12–15 тысяч рублей. Представляете: вы играли в высшей лиге, получали 50–100 тысяч в месяц плюс бонусы за победы, забитые шайбы, набранные очки. Ваша семья привыкла жить сытно, у вас двое или трое детей. Да у всех хоккеистов практически так, они самые большие демографы в стране. И вдруг вы становитесь рядовым детским тренером, где вас опускают на зарплату 12 тысяч. Как быть? Находятся подсказчики. И если ты не твёрд в убеждениях, да и семью надо содержать, начинаешь играть по чужим правилам. Принимаешь конверты от родителей, которые хотят видеть своих сыновей в первом-втором звеньях, хотя ни по таланту, ни по уровню других качеств они этого не заслуживают.

И самое страшное здесь – не сама взятка. Самое страшное – это дети. Они обо всём знают, они привыкают к несправедливости. Они видят, что ты сильнейший, но выходишь в третьем-четвёртом звене, и тебе дают мало игрового времени, а спортсмены, которые хуже тебя, играют в первом-втором... Это тупик, и с этим надо как-то бороться!

Насколько, на Ваш взгляд, оправданы зарплаты российских хоккеистов с учётом того, что все наши команды дотационные, и хоккеисты эти деньги не зарабатывают? Когда-нибудь наша лига придёт к самоокупаемости?

Конечно, контракты надо понимать. Тот же Радулов стоил потраченных на него денег, потому что он создавал атмосферу в команде, привлекал на трибуны зрителей. Но мы же отталкиваемся от нашего состояния. Как удержать игроков? Вы только можете деньгами. Хотя есть другая вещь, которую я давно говорю. Почему не сделать ограничение возраста? Временное. Для становления лиги. У тех же гандболистов одно время был возрастной ценз – 25 лет, после которого они имели право уезжать.

Возможно, нам тоже надо пойти по этому пути, другого варианта нет. Деньги вкладывать бешеные в них? Но одарённые ребята всё равно два—три года отыграют, как Кузнецов, и уедут. Большими контрактами отъезд не остановить. Нужны законодательные изменения.

У Сегодняшней сборной России есть собственное лицо, особый стиль?

Сейчас мы смотрим: несколько лет подряд ребята хотят ехать в сборную. Вот это самое главное, а не стиль. Значит, тренеры сумели создать такие отношения в команде, что людям туда приятно ехать.

Несколько лет назад Вы пробовали себя в роли спортивного комментатора...

Мне это нравилось. Я на протяжении пяти лет этим занимался, высказывал собственное мнение, с которым кто-то не соглашался, а кто-то поддерживал меня. Но я считаю, что комментаторами должны работать люди образованные. Почему тех же Николая Озерова и Яна Спарре любили все? Потому что у них за спиной было театральное образование, правильная постановка голоса, богатые интонации, артистизм и грамотная русская речь. Если сегодняшние ребята, которые работают у микрофона, хотят расти в профессиональном плане, они должны заниматься собой. Тогда их голоса будут красиво звучать, их будет интересно слушать. Это поспособствует популяризации хоккея.

У Вас очаровательные дочери, внуки. Мальчишки будут играть? Поставите их на коньки?

Естественно, поставлю года в три—четыре. Маша хотела раньше, но я категорически против. И хоккеем заниматься не будут. Будут просто с клюшкой кататься во дворе. Лучше персонально давать им упражнения. Лёд у них есть. Хороший лёд. А там уж как они выберут.

Александр Викторович, Вы азартный человек? Часто ли доводилось делать правильные прогнозы на исход спортивных событий?

Я не азартный, а затравной: часто спорю с друзьями. Допустим, кто-то из ребят говорит, что сегодня выиграет эта команда. Не соглашаюсь – другая! Ставим на кон тысяч по десять и смотрим матч. Иногда выигрываю такие пари, иногда уступаю. Это игра не столько на деньги, сколько на интерес.

Букмекеры.рф напоминает:

Журнал «Главная Ставка» – первое еженедельное глянцевое издание о ставках в России, который можно найти во всех клубах «Лига Ставок» в Москве и Московской области.

В журнале «Главная Ставка» публикуются самые актуальные события в линии языком цифр и фактов, конкурсы и призы, акции и специальные предложения, практические советы и прогнозы от самых авторитетных спортивных экспертов.

БК «Лига Ставок» – российская букмекерская компания, оказывающая услуги на основании лицензии № 6 ФНС РФ, выданной 8 июля 2009 года.

Деятельность компании направлена на развитие букмекерского бизнеса в России, поддержку отечественного спорта и создание новой сферы развлечений.

Сегодня БК «Лига Ставок» — это 500 клубов более чем в 120 городах Российской Федерации.

Рейтинг букмекеров. Ставки на спорт с лицензией

Лига Ставок

Бонус 500 рублей

1хСтавка

Бонус 5000 рублей

ЛЕОН

Бонус 3999 рублей